Гильзы в золе глазами следователя

Гравюра Color Puppy Зайцы золото Коробка-витрина Misia.Название книги: Гильзы в золе глазами следователя
Страниц: 191
Год: 2012
Жанр: Современная литература

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

555 кб Добавлено: 26-янв-2018 в 12:01
epub

405 кб Добавлено: 26-янв-2018 в 12:01
pdf

2,5 Мб Добавлено: 26-янв-2018 в 12:01
rtf

455 кб Добавлено: 26-янв-2018 в 12:01
txt

379 кб Добавлено: 26-янв-2018 в 12:01
Скачать книгу



О книге «Гильзы в золе глазами следователя»

К тому же на голове у Агеева давно уже не было того жесткого, непокорного чуба, который украшал его в молодости. Сознание то вернется на минуту, то опять пропадет, видно, надолго. Но, каким бы ни было его недоверие, одно оставалось несомненным - немцы перешли Днепр. Откуда-то прибыл уже и начальник, Дрозденко какой-то. Рядом хата, в коллективизацию из деревни перебрался к родственникам жены.

С годами волосы поредели, утратили былую пышность, удлинились залысины, и голова стала чуткой к прохладе. Потом показалось, вроде дергает кто-то, прислушался сквозь боль... А они, слышу, гуторят: "Бердников, того, в бушлате, стащи! И он думал, что если даже на Днепре их остановить не сумели, сдали Могилев, Витебск, Гомель, так чего ждать дальше? Еще неделю назад, прорываясь с группой на восток, мучимый постоянным недосыпанием, страдая от раны, голодный и настороженный в ожидании стычек с немцами, он как-то не задумывался о коварных поворотах войны, стремился лишь выйти к своим, а там, казалось, все станет на место. Многое было неясно и его вынужденном заточении, но то, что с такой раной он не боец, это он уяснил со всей определенностью. В промкомбинате мастером работал, в бондарном цехе.

Что ж, все, наверно, в порядке вещей - такова жизнь. Нет, это же бой идет, снаряды рвутся вокруг, ну меня и кидает с боку на бок. Наверно, долго лежал, а как очнулся, заметил: темно и слышу, голос! Я крикнуть хочу, и опять ни черта, вздохнуть не могу даже. Но вот к своим так и не вышел, застрял бог знает где, на чудовищном удалении от фронта, в стороне от больших дорог, отоспался, освободился от осколка в ране, и тревожные мысли за судьбы войны и свою собственную судьбу стальными клещами ухватили сердце - было беспокойно, тяжело и горестно. Самое скверное было в том, что он совершенно не мог бежать, не мог при нужде положиться на ноги, хромого его легко мог настичь любой полицай. Он уже знал, что если, по сводке, бои на Смоленском направлении, то Смоленск, наверное, тоже уже у немцев, сводки Совинформбюро всегда запаздывали, судя по всему, наступление немцев продолжалось. Вроде и неплохой был сосед, с Колькой его в школу ходили, тот годом позже шел, теперь на Дальнем Востоке служит. Говорит: "Ваша песенка спета, товарищи красные командиры, теперь под Гитлером будем". А он: "Нечего смотреть, иди в полицию, пока еще берут, а то поздно будет.


Несколько раз Агеев видел ее за изгородью во дворе, это была не старая еще, крупнотелая, с басистым голосом тетка, одетая по утрам в заношенный ватник, с уверенными манерами домашней правительницы. Путь в историю для них был перекрыт ежедневной опасностью, перебраться через которую зачастую было немыслимо. Не слыхать было и никакой другой живности, хлев-сарай был пустой, ворота едва прикрыты от ветра, и он, все хватаясь за стены, выбрался во двор. - Фронт, судя по всему, за Смоленском, - невесело ответил Молокович. Агеев попытался встать, но от неосторожного движения ногой боль пронизала его тупым мощным ударом, и он в изнеможении откинулся на подушку. - Вот друга привел познакомиться, - кивнул он на гостя.

Сегодня, однако, голоса ее не было слышно - наверно, заспалась хозяйка этого добротно выкрашенного дома. Все последние годы, рассылая письма с запросами, обращаясь в архивы и расспрашивая людей, Агеев понимал, что не столько жаждет узнать о ее судьбе, сколько обмануть себя, избежать последнего, невозможного для него ответа. Но вот, кажется, пришел конец всем иллюзиям, никто о ней ничего толком не знал, она действительно исчезла той осенью сорок первого года. Приехав в этот поселок, он поселился в крохотной поселковой гостиничке возле бани, где в квадратной комнатушке с раковиной и умывальником стояло шесть тесно составленных коек, на которых почти каждую ночь менялись жильцы - проезжие, уполномоченные, шофера. Помню только, как-то раскрыл глаза и не понял ничего: лицо словно ватой обложено. Снежинки на губы падали, и я их слизывал, потому как внутри все горело. Рослые лопухи и крапива


Перейти к следующей книге

Комментарии

  • ЧИТАТЬ! ОДНОЗНАЧНО-ЧИТАТЬ!!! в захлёб проглотила и очень удивилась, когда последнюю страницу перевернула...интересно и захватывающе!

Оставить отзыв